Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Ещё загадка

Два утренних воскресных часа уделил созданию специальной вешалки. Заготовкой послужила старая-престарая вешалка, которую я откопал в закромах. Довольно мучительная операция переделки закончилась благополучно, я на время завтрака бережно положил изделие тут же на кухне, неподалёку от себя, на всякий пожарный.


Через секунду, не успел я первый раз сделать жевательное движение, жена сделала мне предложение: "А давай вот эту вешалку выкинем!", ни на секунду не озаботившись просчётом вариантов, в рамках которых этот артефакт смог оказаться вот прям тут и сейчас. Было очень весело.
Но у меня есть загадка: для чего предназначена эта вешалка? Даю наводку: после доработки и дальнейшего усовершенствования она используется по своему прямому назначению. Под катом - подсказка, из серии "совсем тепло!"
Collapse )

Текущие события хроника

Московская знакомая подошла к аптеке, к ней сбоку поступило предложение: "Маски нужны?".

Водитель из Гусь-Хрустального на погрузке, разговаривает по телефону, завершает разговор и докладывает в воздух: "Фсё! В Гусе сахар закончился!"
Потребление сахара - лучший индикатор русской провинциальности. Зато знаменитая туалетная бумага есть везде, в ассортименте.
Collapse )

(no subject)

   Причины писать, честно говоря, нет. Но повод появился внезапно.
     Сначала я не собирался писать о том, что мы с женой были вот на рынке в субботу утречком, и там огромная большая очередь за дешёвой колбасой. Было грустно, но не писать же об этом.
     Потом я не собирался писать вот об этом:

Сделал принтскрин себе в картинки, постить не собирался.

Но тут новость, и как можно удержаться? :

Нынешнюю публичность жена Владимира Зеленского намерена использовать, чтобы «привлечь внимание людей к важным социальным вопросам». По ее словам, она намерена сосредоточить свою деятельность на реформировании школьного питания. «Чем раньше приучаешь детей к культуре питания, тем проще потом объяснить, что брокколи — это лучше, чем колбаса», — рассказал она.

И кошмарная ....  да не, нормальная такая фотка из украинского "Вог".
Видимо, это у меня что-то с головой, я давно подозреваю.
Подробнее на РБК:

Мой маленький мир

Мой мир мал.
Я пытаюсь сохранять повседневные, но важные для меня слова и образы, слагая в сердце своём, не надеясь на голову.
Спасибо Интернету, пусть он мне поможет.

Следы.
Это птицы. Можно кликать.


Это барбарис.


Collapse )

Пост про счастье

Солнце.
Затариваемся едой к празднику, хотя никого, в общем-то, не ждём. Купили необходимое, а тут при выходе в лавке свеженькое мясо выгружают. Жена осталась, я понёс пакеты в машину. Жена через три минутки приносит что-то самое подходящее для запекания в фольге, и делится: "Народ в основном берёт рульку и ноги для холодца". Внезапно захотелось холодца. С горчичкой. Сходи, говорю, давай, говорю, возьмём, и в конце предложения такой неясный знак вопроса, типа на согласование. Жена догадалась, пошла обратно.
А в машине теперь у меня не "Японская лирика", и даже не "Авто-ревю", и не детская энциклопедия по мировой истории, давно прочитанная. Я взял в машину рассказы Шекли, которого всегда люблю, но никогда не помню. Жена пошла обратно в магазин, а я начал новый забытый рассказик "Лавка миров".
Вот тут можно прочитать http://rubook.org/book.php?book=50041Collapse )
Мы выехали с магазинной стоянки на мокрую блестящую дорогу домой, после недолгой задумчивости жена сказала: "Зря я ноги взяла."

Катастрофа и беда

Сначала про катастрофу.
Первого января дал дуба холодильник. Вернее, преставился - тихо, никак не обозначив этого события. Моя натренированная рука внезапно не обнаружила привычного холодка у майонезного пакетика, контрольная точка в морозилке подтвердила: "Изя - всё".  Содержимое перенесли на холодную лоджию, закаменелые предметы неясного генезиса - к соседям в морозилку.
И начался ЗОЖ.
Во-первых, простенькое движение ножа по кирпичику сливочного масла или такой же простенький пробег столовой ложкой по сковородке с рыбкой с последующим сдабриванием капелькой майонеза - вот это всё заменилось утомительной и длительной процедурой, которая включает не только подъём на второй этаж, выход на, практически, улицу, транспортировку сковород, кастрюль, тарелок, пакетов, баночек и кувшинчиков к месту разогрева и трапезы. Нет - это только начало!  После еды ты должен всё это проделать ещё раз. После еды, Постум!  Т.е. ты издалека приносишь для бутерброда (который раньше просто сам появлялся за три секунды) масло и колбасу, три секунды его готовишь, потом ешь (безо всякого удовольствия, поглядывая вместо экрана телевизора на это масло и эту колбасу на столе, которые зримо нагреваются), натурально без аппетита и давясь, а потом, не по-детски вздыхая, как мальчик в артели "Реванш", тащишь вот это вот всё обратно наверх, на улицу.
Во-вторых, сменился жизненный уклад, разрушен ритуал, да и вообще картина бытия, включающая в себя систематическое хлопанье дверью холодильника. Первые часы я через малые интервалы времени подходил к алтарю, открывал дверцу, но там жил только электрический свет.

Фото  Albert Watson, не моё. Но из моего архива.
Collapse )

Если бы Улюкаев был Кларенсом, или Поход за колбасками

Сечин: Леша, я прошу тебя. Ты на нас не обижайся за затяжки все эти.

Улюкаев. Нет, Игорь, а что.

Сечин: Я ж почувствовал, как заштормило чуть-чуть, да.

Улюкаев: Нет, ты…

Сечин: Леша, я прошу тебя. Ты на нас не обижайся за затяжки все эти.

Улюкаев. Нет, Игорь, а что.

Сечин: Я ж почувствовал, как заштормило чуть-чуть, да.

Улюкаев: Нет, ты…

Сечин: Леша, я прошу тебя. Ты на нас не обижайся за затяжки все эти.

Улюкаев. Нет, Игорь, а что.

Сечин: Я ж почувствовал, как заштормило чуть-чуть, да.

Улюкаев: Нет, ты…




Collapse )

Чтение. Не по чину.

"...– Машка спит,- хмуро объявила Элеонора, открыв дверь. Воробьева зорким глазом заметила на старинном комоде в прихожей лиловый зонт с ручкой из слоновой кости и вытертую дамскую сумку недостоверных времен.
Маша не спала, она выползла из ванной с белесым сонным лицом, в махровом халате, подгребая тонкими ногами…
– Иди ко мне в комнату, Воробей!- хмуро сказала подруге.
Элеонора что-то проворчала, Маша огрызнулась.
– Анна Андреевна у нас гостит. Обычно она здесь недалеко, на Ордынке останавливается, но там сейчас ремонт,- буркнула Маша.- Ну что, рассказывай, как там у тебя…
Пока Воробьева рассказала о небогатых школьных новостях, Маша с садистическим выражением лица терзала прыщ на лбу: из маленького и незаметного он сделался значительным и налился краснотой.
– Завтракать, Маша! И Воробья зови!- крикнула Элеонора из далекой дали огромной квартиры.
Воробьева с детства любила их дом. Она провела в нем столько часов и дней, что в лицо знала чайные ложки с витыми темными ручками, простую керамическую посуду из Прибалтики и парадные чашки из горки, коллекционные, собранные по одной, а не какие-нибудь пошлые сервизы, плетеную серебряную хлебницу с серебряной же салфеткой, вделанной в нее навсегда, сахарницу в виде сундучка, масленку с крышкой барашком, сырные фарфоровые доски, развешенные по кухонной стене. Она лучше Маши помнила, откуда Элеонора что привезла за последние десять лет. Ковер, похожий на половик, был родом из Закарпатья, медный кувшин с крышкой приехал из Самарканда, и даже в уборной висела большая ковровая сумка из туркменского города Мары, предназначенная для иных нужд, но хранившая теперь туалетную бумагу…
Воробьева вслед за Машей вошла в кухню. Элеонора стояла у плиты, спиной. Варила кофе в медной джезве. А за столом сидела упомянутая Анна Андреевна… Она была Ахматова. Большая, в лиловом балахоне, с седыми, вверх поднятыми волосами. Неопрятная, лицо покрыто какими-то нарочитыми, уж слишком густыми морщинами, на ногтях облупленные остатки маникюра - величественная, как Кавказские горы, красивая не по-человечески, а как море или небо, спокойная, как бронзовый памятник.
Элеонора налила ей кофе в золотую чашку, и Воробьева, наконец, поняла, зачем и для кого делают на свете эти бессмысленные и дорогостоящие вещи…
– Доброе утро,- сказала Ахматова не поздоровавшимся девочкам…"
Collapse )